Михаил Коробко (lugerovski) wrote in sady_i_vremya,
Михаил Коробко
lugerovski
sady_i_vremya

Category:

ПАРК УСАДЬБЫ ТРУБЕЦКИХ УЗКОЕ


1890 г.

1895 г.

Все архитектурные сооружения усадьбы, вместе с прудами и окружающими их парком, образуют единый архитектурно-ландшафтный ансамбль. Парк Узкого, объединяющий многочисленные разнохарактерные постройки усадебного комплекса, включает в себя регулярную и пейзажную части (Марьина и Михалкова рощи), которую правильнее рассматривать как лесной массив, живущий по своим законом. Сложность рельефа создает обилие естественных видовых точек, с которых открываются великолепные виды. По всему парку встречаются отдельные старые деревья: ели, сосны и лиственницы. Парк сложный по планировке и отличающийся, богатым видовым разнообразием древесной растительности преимущественно лиственных пород с преобладанием липы имеет культурно-историческое, эстетическое значение, дает пристанище многочисленным видам животных и растений, с 1960 г. является памятником садово-паркового искусства. Это один из лучших усадебных парков в Москве и Подмосковье.
Самым ранним владельцем Узкого, сведения об интересе которого к садово-парковому искусству дошли до нас, был Т.Н.Стрешнев. В 1704 г., т.е. сразу же после начала строительства Петербурга, Петр I просил его «…не пропустя времени, всяких цветов из Измайлова не помалу, а больше тех, которые пахнут, прислать с садовники в Петербург» , а через полгода сообщал: «Цветы, шесть кустов пионы, привезли в целости, чему зело удивляемся, как не растрясло, а цветы немалые. Зело жалеем, что калуферу, мяты и прочих душистых не прислано; а когда пионы довезли, а эти гораздо легче; прикажи их прислать…» . Судя по этим письмам, Т.Н.Стрешнев понимал толк в растениях. В этой связи крайне интересно и наличие в соседней с Узким усадьбе Лопухиных Ясенево цветников, так же как и расположенном у самой Москвы их «загородном дворе» , где находилась даже парковая скульптура. Невозможно представить, чтобы садоводство в Узком у их «заклятого друга» Т.Н.Стрешнева не было достаточно развито и не имело подобных масштабов.
Вместе с тем первые документальные сведение об устройстве и планировке парка в Узком относятся только ко времени Голицыных. Судить о них мы можем по плану генерального межевания 1767 г. Обмеры для него были выполнены землемером капитаном В.Назимовым 25 ноября 1766 г. в ходе «генерального межевания» всего Московского уезда . Общая площадь имения в переводе на современную метрическую систему тогда составляла около 317 га (без Нижних Теплых Станов). В усадьбе к западу от каменного господского дома был устроен регулярный французский парк («регулярный сад»), состоявший из четырех прямоугольных боскетов с рядовой обсадкой. Их разделяли взаимно перпендикулярные аллеи, одна из которых одновременно являлась и осью господского дома, на пересечении аллей находился крупный цветник. В примечаниях к плану Узкое описано следующим образом: «Село Узкое князя Бориса Васильевича Голицына с выделенной церковной землей. На правом берегу безымянного оврага церковь в Казанския пресвятыя Богородицы, дом господский каменный с регулярным садом да церковная земля по обе стороны оврага Борисовского, земля глинистая, хлеб и покосы средственные» .
Одна из основных планировочных осей, определивших структуру усадьбы исполинская лиственничная аллея, ныне идущая от Профсоюзной улицы, а первоначально от Старой Калужской дороги (не так давно она получила название Санаторная аллея по находящемуся в Узком санаторию). В настоящее время участок Санаторной аллеи от Профсоюзной улицы до речки Чертановки, является границей между московскими районами «Коньково» и «Ясенево».
Аллея создает очень возвышенное и слегка меланхоличное настроение. Редко где так чувствуется необходимость длительного подъезда к усадьбе и те переживания, которые охватывают подъезжающего. Эта дорога показана на плане 1767 г. как «дорога з большой Калужской дороги в село Уское» . Судя по плану, первоначально ее траектория после пересечения с Даниловским оврагом, по которому протекает речка Чертановка, проходила севернее современной, дорога шла через дамбу между Нижним и последним, несуществующим ныне прудом, доходила до конного двора, после чего превращалась в главную сельскую улицу. Нынешнюю траекторию дорога приобрела между 1818 и 1844 гг. при П.А.Толстом. Тогда она стала выходить к церкви, а в ее начале была поставлена классицистическая арка, получившие название Небесные ворота (напомню, что название ворот объясняется тем, что рельеф местности за ними сильно понижается вплоть до переезда через Чертановку, поэтому при следовании из Узкого к Старой Калужской дороге на большей части пути через ворота было видно небо), отсюда историческое название этого пути: «дорога в небо» (лес, рядом с Небесными воротами назывался Березовым).
При Трубецких в последней четверти XIX в. «дорога в небо» была шоссирована и обсажена лиственницами, а на участке между прудами и церковью пихтами, превратившись в аллею. Возможно, к этой работе имеет отношение письмо П.Н.Трубецкого графу А.В.Орлову-Давыдову от 2 февраля 1888 г. П.Н.Трубецкой сообщил ему об идее прокладки в своих владениях некоего шоссе, на не сохранившихся планах, приложенных к письму, были зафиксированы профили предполагаемой дороги: «… один в парке без канав, а другой по линии, как обыкновенно» . Одновременно лиственницами была обсажена и аллея, ведущая в сторону имения Бутурлиных Ясенево (аллея на Ясенево просуществовала до конца 1920-х - начала 1930-х гг.) . Позднее, параллельно лиственницам вдоль дороги были высажены ели.
После создания в Узком санатория въездная аллея стала одним из любимых мест прогулок отдыхающих. Кроме того, по ней, а затем по Старой Калужской дороге можно было добраться до единственного на всю округу почтового отделения в Верхних Теплых Станах. Жена А.В.Луначарского Н.А.Розенель вспоминала, как по «дороге в небо» гуляли А.В.Луначарский и В.В.Маяковский: «…в санатории «Узкое» я видела, как Луначарский и Маяковский, случайно там встретившиеся, шагали по знаменитой еловой аллее, [в действительности - лиственничной - М.К.] - и если и спорили, то, во всяком случае, с уважением и симпатией друг к другу. А с прогулки пошли прямо к бильярду» . Э.Г.Герштейн рассказала про свое «путешествие» по «дороге в небо» с О.Э.Мандельштамом в 1928 г. Профессор Л.А.Кулик позднее, в своих «Узких стихах» также трактовал аллею, как любимое место прогулок отдыхающих .
В зимнее время аллея могла оказаться непроезжей, в дневнике К.И.Чуковского, приехавшего в Узкое 25 февраля 1934 г., красочно описано, как у переезда через Чертановку «…шофер отказался ехать дальше. Сплошной снег, не видать дороги. Булатов [спутник К.И.Чуковского – М.К.] голыми руками без перчаток взвалил себе на спину мой чемодан, набитый книгами; побежал на гору) – я пошел по бездорожью под ветром (только что из больницы) – промочил ноги» .
В 1941 г. часть аллеи была спилена для пристрелки артиллерии: «…жаль вырубленной «дороги в небо», писал в 1943 г. в книге отзывов санатория «Узкое» академик С.Г.Струмилин . Несмотря на то, что аллею восстанавливали, она уже имеет много выпадов, количество которых за последние годы увеличилось, так что она, увы, уже далеко не везде выглядит аллеей лиственничной. Лучше всего она сохранилась ее южная сторона.
Изначально аллея была немного длиннее, чем теперь, так как в 1970-е гг. при прокладке Профсоюзной улицы оказалась урезана ее западная часть между воротами и бывшим Калужским шоссе (ныне безымянным проездом, идущим параллельно Профсоюзной улицы).
Название Санаторная видится не самым удачным для аллеи, историческое «дорога в небо», более лирично. Фактически она является проездом внутри Профсоюзной улицы, т.к. по ней числятся все здания усадьбы, хотя логичнее было бы их отнести к Севастопольскому проспекту, поскольку к нему они гораздо ближе, чем к Профсоюзной.
Таким же внутренним проездом является и другая аллея, Тютчевская, идущая перпендикулярно Санаторной и являющаяся главной композиционной осью усадебного комплекса - вдоль нее расположены все основные усадебные постройки. Северные ворота, такие же как Небесные, отделяют жилую часть усадьбы от хозяйственной. Тютчевская аллея обсажена средневозрастными липами, т.е. аллеей она стала уже в советское время. На плане 1767 г. Тютчевская аллея обозначена как «дорога из села Ускова в село Кон[ь]ково» . Современное название, являющейся попыткой увековечить имя поэта Ф.И.Тютчева, аллея получила только в 1997 г. к 850-летию Москвы. Мотивация его была следующей: детство Ф.И.Тютчева прошло недалеко от Узкого в отцовской усадьбе Троицкое (Троицкое на Теплых станах), ныне входящей в черту подмосковного поселка Мосрентген (от усадьбы Тютчевых сохранились: церковь Троицы кон. XVII в., с переделками 1825 г., попорченная современными поновительскими работами, два пруда с плотиной между ними и, частично, усадебный парк). Однако назвать удачной эту топонимическую инициативу нельзя, поскольку приезды Ф.И.Тютчева в Узкое возможны лишь гипотетически, т.к. не зафиксированы в опубликованной в 1999 г. «Летописи жизни и творчества Ф.И. Тютчева», т.е. не имеют документального подтверждения. Тем не менее, у сторонников гипотезы посещения Ф.И.Тютчевым Узкого появился аргумент «так названа аллея»! Скоро аргументов будет еще больше, т.к. на Тютчевской аллее согласно постановлению Московской городской думы предполагается установить бюст Ф.И.Тютчева расчетная стоимость которого 5 миллионов рублей (гораздо логичнее здесь бы выглядел памятник В.С.Соловьеву). История этого неудачного названия показывает необходимость очень осторожного подхода к топонимике в исторически сложившихся частях города . До середины 1980-х гг. вход в санаторий был на Тютчевской аллее. Там в санаторной ограде находились ворота, рядом с которыми стояла небольшая деревянная будка. После строительства ныне существующий проходной старый вход был закрыт, а новый устроен на продолжении Санаторной аллеи.
Территорию усадебного парка с запада и севера ограничивали две цепи террасных прудов, большая и малая, устроенных на притоке Чертановки «безымянном овраге» и ложбине весеннего стока подходившей к нему справа . Пруды большой цепи вытянуты с юга на север, в настоящее время их четыре: Верхний, Второй, Большой (Иордань), использовавшийся как место освящения воды на праздник Богоявления, и Нижний. Кроме того, западнее их сохранился небольшой мелководный загрязнённый пруд, выполняющий роль отстойника, на плане 1767 г. он не обозначен, хотя, скорее всего, уже существовал в то время. Первоначально крупных террасных прудов в Узком было больше, хотя на плане 1767 г. их показано четыре, как и сейчас. Но тогда центральная ось господского дома, она же главная парковая аллея выходила к дамбе между первыми вторым с юга прудами, а не между вторым и третьим, как теперь, значит, один из прудов на плане был пропущен и первоначально их было не четыре, а пять. К настоящему времени не сохранился самый последний пруд, находившийся после Нижнего. Этот пруд показан на генеральном плане Московского уезда 1797 г. , однако его уже нет на плане 1848 г. , хотя на плане Узкого 1949 г. он указан как существующий. Возможно, он функционировал перманентно, иначе название Нижний закрепилось бы за ним, а не за соседним прудом. При Трубецких пруды окружала «живая изгородь», существовавшая еще в 1919 г. Ныне вокруг них находится старая обсадка из березы с примесью липы.
Сохранились документальные сведении о том, что на прудах, по крайней мере, со времен Толстых, т.е. с 1-й половины XIX в. существовали купальни и пристани (хотя, надо думать, что в том или ином виде они были в Узком по крайней мере со времен Голицыных). Сведения о них достаточно кратки и отрывочны. В 1846 г. в Узком был разобран деревянный «купальный флигель», находившийся на берегу одного из прудов , скорее всего, Второго или Большого. Инцидент в купальне времен Трубецких в Узком описал их родственник граф С.М.Толстой, побывавший в усадьбе, перед Первой мировой войной: «Стояла жаркая погода, и бабушка [С.Н.Глебова – М.К.] повела нас купаться на пруд в парке. Мы едва успели раздеться, как через дверь купальни на нас напали, шипя и хлопая крыльями, четыре черных австралийских лебедя. Единственным спасением от них было бегство» .
На литографии И.Н.Павлова «Санаторий «Узкое» 1923 г. (частное собрание, Москва) показана деревянная купальня на Втором пруду, возможно, та, которую описал С.М.Толстой. Судя по картине А.М.Васнецова «Село Узкое. Пруд» 1924 г. (Филиал ГТГ Мемориальный музей-квартира А.М.Васнецова), на Большом пруду существовала небольшая пристань, с которой очевидно, также купались. К пристани вела дорожка от плотины между Вторым и Большим прудами, на которой находится воспетая Б.Л.Пастернаком липовая аллея со следами давней стрижки . Во время войны купален в Узком уже не было, судя по отзывам отдыхающих, видимо, купальни обветшали и были разобраны на материал, а восстановлены только в послевоенное время. В конце 1940-х гг. на Втором пруду была сооружена большая купальня с мужским и женским отделениями, украшенная по центру треугольным фронтоном с изображением русалки пошловатого вида. На восточном берегу Большого пруда по воспоминаниям академика Ю.А.Полякова в 1955 г.: «Был и причал с лодками (весла хранились в доме)» . Купальни и лодки в Узком упоминаются и Б.Л.Пастернаком в набросках к «Липовой аллее» (1957 г.). Причал к 1970-м гг. сильно обветшал и был уничтожен. Лодки погибли еще раньше. Купальня достояла до 1980-х гг., когда сгорела (последнее время она была окрашена в синий цвет).
В 2007 г. на Втором пруду для съемок фильма «Утомленные солнцем 2» (режиссер Н.С.Михалков) выстроена деревянная беседка в псевдоклассических формах, окруженная галереей – плохая стилизация под садово-парковые сооружения 1930-1950-х гг. К 2008 г. она уже обветшала и лишилась внутренней балюстрады.
Второй каскад прудов, малый, т.е. менее значительный по своим масштабам, спускался от церкви к Нижнему пруду с востока. На плане 1767 г. показан только один его пруд , со слов местных жителей называвшийся Французским. Возможно, это название связано с событиями Отечественной войны 1812 г., тем более, что документально известно, что тогда французская армия побывала в Узком . По легенде в нем утонул один из французов. «Вообще Калужская дорога, по которой армия Наполеона оставила Москву, усеяна костями непрошенных гостей, и нет в этой местности прудочка или завалившегося колодца, в котором, по преданиям и рассказам стариков, не заброшено было бы по нескольку французов», - писал историк Д.О.Шеппинг . Однако нельзя исключить и вероятность другого происхождения этого названия или наличия еще одного, тем более что данный пруд появился задолго до 1812 г. Выше Французского пруда на одном уровне находились еще два, называвшиеся, по свидетельствам местных жителей, видимо, исходя из природных реалий: Болото и Моховой. За ними, ближе к церкви, находился Банный пруд, название которого свидетельствует о его функциональном использовании. Видимо, на его берегу некогда стояла баня. В центре пруда находился островок. В настоящее время все пруды спущены, их котловины заросли, то, тем не менее, видимы. Весной и осенью они частично заполняются водой.
Еще один пруд, но расположенный особняком, показан восточнее господского дома на безымянном левом отвершке Мартыновского или Алтуховского оврага , вдоль этого отвершка шла дорога «из села Ускова в село Ясенево», пересекавшая овраг. Этот пруд сохранился, носит названия: Питьевой, по своему предназначению, или Круглый, по своей форме, однако на плане 1767 г. он сильно вытянут вдоль отвершка . При следующем владельце Узкого князе Алексее Борисовиче Голицыне, на его берегу был поставлен небольшой прямоугольный павильон, стилистически близкий к другим постройкам, сооруженным в Узком в то время (в советское время в нем стояли моторы, подававшие воду на стоявшую рядом в парке металлическую водокачку, сильно обветшавший павильон был разобран после ликвидации водокачки в 1991 г.) . А.Б.Голицын выстроив ныне существующий деревянный господский дом на месте более раннего, начал создание пейзажного парка в этой части усадьбы к востоку от господского дома. С юга он был ограничен корпусами Больших оранжерей - самой известной и значительной постройкой парка, почти лишенного архитектурного убранства (за оранжерейным хозяйством находился лес Человечья голова, по местной легенде некогда там нашли отрезанную человеческую голову).
Сын, А.Б.Голицына, князь Егор, два раза побывав в Узком в начале 1795 г. «…сделал мысленно разные прожекты, как бы насадить сад и протчим украшениям…» , однако неясно какими они были и насколько их удалось реализовать. Во всяком случае, у Егора Голицына, при Павле I высланного в Москву, а позже вышедшего в отставку, было время для занятий Узким. При следующих владельцах Узкого графах Толстых в усадьбе уже существовал Английский сад , устроенный с восточной стороны господского дома. В составленных при них в 1846 г. описях господского дома значатся гостиные «к прудам», т.е. выходящие на западный фасад и гостиные «в сад», выходящие на восточный , т.е. прежнее деление парка на боскеты, было уничтожено. «Топографическая карта окружности Москвы, снятая офицерами квартирмейстерской части 1818 года» , показывает, что в то время от него оставались лишь два южных боскета, слившихся в один прямоугольник. А к середине XIX в. при Толстых открытый партер заменил и их.
При них же началось и освоение запрудной части усадьбы. Открытое пространство, начинавшееся сразу же за большим каскадом террасных прудов (оно показано на плане 1767 г. ) было уничтожено. На нем была высажена роща, получившая название Марьина, по имени графини Марии Алексеевны Толстой, владевшей Узким в 1811-1826 гг. . Марьина роща соединила расположенную за ней более раннюю Михалкову рощу (она находилась на пустоши Михайловка, расположенной между «дорогой в небо» и Михайловским оврагом, вдоль которого ныне проходит Новоясеневский проспект, и получила по ней свое название) с основной частью усадебного парка, где в 1854 г. были сооружены периодически возобновляемые «…заборчики да мостики...» . Состояние основных дорог в парке при Толстых наглядно показывает цитата из письма Софьи Васильевны Толстой её сестре, Любови Трубецкой: «Вчера в Николин день ездили к обедне в дрожках: всю ночь шел дождь и так разгрязнилось, что пешком нельзя было дойти...» (господский дом, где жили Толстые и церковь находятся очень близко друг от друга).
За Большими оранжереями находился традиционный для усадеб вишневый сад , недаром этот образ оказался воплощением усадебной жизни в одноименной чеховской пьесе. В письме А.В.Орлову-Денисову от 14 сентября 1865 г. В.П.Толстой благодарил его жену за присылку вишен, заметив, что такие же есть у него в Узком . Плодовый сад требовал постоянного ухода, без которого быстро дичал. Поэтому в усадьбах некоторое время находившихся в запустении новым владельцам, как правило, приходилось сажать плодовые сады заново. При этом прежний принцип подбора деревьев и кустарников обычно не соблюдался. Так в Узком при Трубецких вишни были заменены крыжовником и черной смородиной . С другой стороны сам факт одичания плодового сада — сам по себе является достаточно четким свидетельством начала умирания усадьбы, в которой внешне еще многое в полном порядке.
При Трубецких усадебный парк также подвергся реконструкции. Ближайшие к господскому дому части парка были преобразованы в декоративный сад, основными элементами которого были цветники. В них постоянно высаживали розы, привозимые из имения П.Н.Трубецкого Сочи, что отличало Узкое от подавляющего большинства других усадеб. Кроме того, сад служил местом сбора экзотических декоративных растений, являясь, как бы маленькой ботанической коллекцией, в которой сочетались самые разные растения, т.е. стал по определению Д.С.Лихачева садом научного типа , как бы любительским ботаническим. Выведение к середине XIX в. новых видов растений, хорошо адаптированных к домашним условиям, привело к массовому развитию и расцвету усадебного садоводства в пореформенное время. По сравнению с предыдущим периодом оно носит более декоративный характер, став совсем камерным и домашним. Большую усадьбу, созданною или реконструированную на рубеже XIX—XX вв., как Узкое, просто невозможно себе представить без зимнего сада и крупных растений в интерьерах и террасах; как правило, в праздники их количество увеличивалось. Поэтому можно сказать, что в пореформенное время господский дом как бы тоже становится садом, что является принципиально новой традицией.
У нового входа в господский дом, сооруженного при Трубецких была устроена круглая площадка для вольтижировки, огражденная цепями (цепи существовали до середины 1990-х гг., сейчас их осталось несколько штук). В 2006 г. на ней была устроена по проекту С.Ратиновой цветочная клумба в духе японской школы «Согэцу» .
Восточнее площадки для вольтижировки со времен Трубецких установлены два фонаря на белокаменных основаниях (в своетское фремя эликтрифицированы). Находящаяся южнее часть парка с этой стороны получила невысокую металлическую решетчатую ограду.
По инициативе супруги владельца имения княгини А.В.Трубецкой в парке был проложен ряд новых дорожек, вдоль которых были расставлены лавочки, одна из дорожек называлась Большая прогулка, другая Маленькая прогулка . В парке были сооружены два павильона: детский Татинькин домик, названный так по семейному имени младшей дочери Трубецких любимицы семьи Александры (восточнее господского дома около теннисного корта) и Марьина или Марьева избушка. В Татинькином домике Александра после службы устраивала для деревенских детей угощение, привозившееся из Москвы и раздавала небольшие подарки. Марьева избушка была поставлена на восточной окраине Марьиной рощи (отсюда и ее название) западнее Большого пруда (Иордани), за небольшим безымянным прудом, на расчищенном участке, огороженном валунами. В ней обычно устраивали чаепития после прогулок по парку. Марьева избушка, сооруженная по заказу А.В.Трубецкой, видимо, была выполнена в русском стиле, о чем свидетельствует ее название «избушка», а также ее поздняя интерпретация отдыхающими в качестве «теремка». В 2006 г. на аукционе Московского аукционного дома Гелос продавался выполненный в Узком карандашный рисунок И.Н.Павлова 1923 г. "Мостик у лесной поляны" с поздней дарственной надписью: "Дорогому и глубокоуважаемому Дмитрию Ивановичу Журавлеву на память о "св...ой весне" Ивана Павлова и о весне в теремке. Иван Павл[ов]. 13 III [1]930". Судя по ней, в 1930 г. Марьева избушка еще существовала…
Обследование лесной части Узкого, проведенное при Трубецких показало, что в ней, в основном, росли, береза, осина, дуб, были старые дубы, но и много мелких. До 40 десятин леса, в основном, рубили только для себя, но был участок, где дубы рубили на продажу . По видимому, эти сведения относятся к району Михалковой рощи. В начале 1920-х гг. Луговым опорным пунктом, занимающим хозяйственные постройки Узкого, был выкорчеван лес на площади 8,18 га справа от Небесных ворот, чтобы получить большой участок для рассадки трав и проведения опытов .
После размещения в усадьбе санатория ЦКУБУ-КСУ парковые дорожки были приведены в порядок, вдоль некоторых из них были расставлены фонари. По свидетельствам отдыхающих в Узком часть парка была вырублена в 1941 г. для военных нужд при строительстве линии обороны по речке Чертановке и в ее окрестностях: «Жаль, конечно, что кое-где пострадали вокруг санатория древесные насаждения» , вспоминал 14 сентября 1943 г. в Узком член-корреспондент К.А.Круг. До сих пор к слева и справа от Санаторной аллеи и к востоку от Палеонтологического музея в разных местах сохранились остатки оборонительных сооружений 1941 г. котлованы блиндажей, заросшие окопы, противотанковый ров в северо-западной части Узкого на правом берегу Чертановки.
В 1950-х гг. перед главным фасадом господского дома посадили лиственницы и ели — дань моде советской эпохи, когда эти древесные породы являлись непременным атрибутом официального учреждения. Сильно разросшиеся за последние десятилетия, они перекрыли существовавшие ранее многочисленные видовые точки на здание. Да и сама усадьба приобрела вид, ранее ей не свойственный. Открытый партер перед господским домом частично зарос, поэтому фантастикой кажутся воспоминания Н.А.Власовой 1928 г. и В.А.Кулика-Павского 1941 г., как отдыхающие санатория «Узкое» на санях катались от господского дома ко Второму пруду . Уже в 1985 г. в Узком оставалось только 22 процента от насаждений дореволюционной эпохи, а насаждений 1940-1950-х гг. было 43 процента, т.е. почти половина . Сейчас и тех и других, естественно, еще меньше… За последние десятилетия полностью утрачена разбивка парка на маршруты с указаниями километража, скамейками и беседками для отдыхающих, находившаяся в его запрудной части, примерно до середины Михалковой рощи. Часть парка, находящаяся рядом с церковью, в 1990 г. была передана приходу. Тогда же в газете «Вечерняя Москва» была опубликована заметка о том, что в парке Узкого идет строительство резервной теплотрассы, уничтожающей исторические посадки . 12 мая 1992 г. распоряжением премьера Правительства Москвы № 1153-РП «О создании природного парка «Битцевский лес» парк и все остальные угодья Узкого были включены в его состав.
В настоящее время планировка части парка вокруг усадебных построек заросла самосевом и читается фрагментарно, регулярные посадки деревьев распадаются, т.к. уход за насаждениями не производится. Необходимо восстановление сохранившихся элементов планировки и насаждений. Даже в запущенном виде парк придает особое очарование Узкому. Лучше всего усадьба смотрится осенью, когда облетевшая листва дает возможность разглядеть все сооружения, а хрустящие под ногами разноцветные листья скрывают огрехи, в которых повинны люди и время.

Источник: Коробко М.Ю. Усадьба Узкое и Владимир Соловьев. М., Наука. 2011. (в печати).

Еще про усадьбу Узкое см. здесь:
http://testan.rusgor.ru/moscow/book/uzkoe/index.htm
http://testan.rusgor.ru/moscow/book/moscow_usad/mos_usad_uzkoe.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment